Автор Тема: О даосском пантеоне и кумирах  (Прочитано 4460 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Сергей

  • Врата Нефритового Дракона
  • Участник обсуждений
  • *
  • Сообщений: 59
  • Благодарность +2/-0
  • stilted_beetle
    • Просмотр профиля
О даосском пантеоне и кумирах
« : 16 Март 2012, 12:08:17 »
Даосизм немыслим без чрезвычайно многочисленного пантеона божеств и бессмертных. Иерархия божеств отражает космологические представлений даосов, а бессмертные являются воплощенным обетованием и живым примером достижения истины. Они глубоко вошли в повседневную жизнь каждого китайца. Выходя за ворота, трудясь в поле, готовя пищу, он постоянно общался с незримой реальностью. В тоже время даосская мифология мало известна в научных кругах. Одна из первых попыток ее классификации была предпринята Дао Хунцзином в «Чжэнь лин вэй е ту», который подразделил более 500 божеств и бессмертных на 7 рангов [133, с. 86]. Современный исследователь даосизма Фань Эньцзюнь представил следующую классификацию [122, с. 30-33].

1. Божества Небес (тяньшэнь). К ним относятся: три чистейших (саньцин), четыре императора (сыюй), тридцать два Небесных Владыки, три чиновника (саныуань), Лэй Гун, Дянь My и др. У каждого из них — строго определенный небесный уровень обитания, соответствующий религиозному пониманию процесса эволюции Дао и ступеням созерцательной практики.

2. Земные достопочтенные (дичжи). К ним относятся божества определенных местностей, городов, гор, лесов, рек, морей. Кроме того, в эту группу входят божества земли (тушэнь), ворот (мэньшэнь), домашнего очага (цзаошэнь), колодца (цзиншэнь), отхожих мест (цэшэнь) и др. Многие из них первоначально имели человеческую природу, став впоследствии божественными людьми (шэньжэнь). Именно в эту группу вошло большинство божеств, которые даосизм впитал из локальных народных культов и религиозных традиций.

3. Божественные призраки (жэьгуй чжи шэнь) — божественные предки (включая семейных), покровители ремесел и школ, полулегендарные герои.

Среди них — Кун Цзы, Мэн Цзы, Гуаньгун (Гуань Юй), У Ди, Юэ Фэй, Лу Бань и др.

4. Божества человеческого организма (жэньти чжи шэнь). Согласно даосским представлениям, тело человека вмещает около 36000 божеств. Их медитативная визуализация и созерцание являются важнейшими составляющими даосских обрядов и повседневных психотехнических занятий. Не все божества благорасположены к человеку. Так, «три червя» (саньшишэнь), воплощающие сребролюбие, чревоугодие и любострастце, препятствуют достижению адептом бессмертия. Считается, что ежегодно в день рождения человека они поднимаются на Небо и докладывают обо всех его прегрешениях. Даос, идущий по пути самосовершенствования, должен «запереть» их в своем теле, не смыкая глаз в течение 24 часов, усердно читая канонические тексты и произнося соответствующие заклинания. При постоянстве такой практики можно достичь полной их нейтрализации.

5. Божества преисподней (дифу шэньлин). Китайская традиция связывает представления о существовании двух загробных миров с горами Тайшань пров. Шаньдун и Фэндушань пров. Сычуань. Великий владыка восточного пика Тайшань (Тайшань дунюе Дади) определяет срок жизни и посмертную судьбу души, а Великий владыка Фэнду (Фэнду Дади) ведает духами и призраками умерших. Подобно Небу, преисподняя насчитывает 36 уровней, каждому из которых соответствуют определенные божества.

6. Бессмертные. Общепризнанная типология бессмертных представлена в трактате Гэ Хуна «Баопу цзы» (III–IV вв.):

а) небесные бессмертные (тяньсянь), занявшие место среди небесных божеств;

б) земные бессмертные (дисянь), обретающиеся на «знаменитых горах» или в «пещерных чертогах»;

в) бессмертные, освободившиеся от трупа (шицзесянь), обретшие бессмертие через смерть и воскресение [137, с.6].

Несколько иная типология фигурирует в трактате даоса-исследователя династии Тан Сыма Чэнчжэня «Тянь инь цзы»:

а) бессмертные люди (жэньсянь), пребывающие среди людей;

б) небесные бессмертные (тяньсянь);

в) земные бессмертные (дисянь);

г) бессмертные Вод (шуйсянь);

д) божественные бессмертные (шэньсянь), обладающие вездесущностью [122, с. 31].

7. Истинные люди (чжэнь жэнь), постигнувшие истину — Дао, но не стремившиеся к телесному бессмертию.

Даосские мифы и легенды, пользуясь терминологией К. Г. Юнга, входят в основы коллективного бессознательного китайского этноса и продолжают участвовать в формировании культурной сферы современного общества. Одним из ярких примеров является влияние даосских мифов и легенд на развитие китайского языка. В наши дни в разговорной речи китайцев повсеместно бытуют пословицы и фразеологизмы, связанные с именами даосских святых и бессмертных. Так, взаимоотношения бессмертного Люй Дунбиня со своим другом Гоу Яо отражены в устойчивом выражении — «Гоу Но и Люй Дунбинь не различают добросердечность», имеющем значение «пустая обида». Чудесные качества упоминавшегося Лин Гуаня сохранены фразеологизмом «Трехокий Ма Ванъе», употребляемым как синоним дальновидности и прозорливости. Отношение простого народа к даосизму и буддизму отражено в пословице «Не страшен красноликий Гуань Е, а страшен улыбающийся Будда».

Влияние даосизма и других духовных течений Китая на устное народное творчество, устойчивые выражения, смысловые и выразительные богатства китайского языка в целом представляют широкое поле деятельности для будущих исследований.

Создание и обожествление идолов восходит к архаичным культам Древнего Китая — одному из важнейших источников всей даосской традиции, которая связана с обожествлением сил природы и легендарных героев в процесса религиозного освоения мира. Поклонение даосским божествам и бессмертным как в монастырях и кумирнях, так и в миру предусматривает их зримое изображение.

Наибольшим уважением и значением в ритуальной практике даосов пользуются кумиры. Они изготавливаются из дерева, глины, камня и других материалов. Так, камфарное дерево, благодаря своей распространенности, большой плотности древесины и устойчивости ее к гниению является излюбленным материалом мастеров пров. Сычуань. Размеры идолов различны — от комнатных, в несколько сантиметров, до монументальных. Например, статуя Лао Цзы на вершине гор Цинчэншань достигает 16 м. Ряд скульптурных композиций божеств даосского пантеона являет собой непревзойденные образцы национального искусства Китая.

Сотворение статуи непременно сопровождается соответствующими,религиозными обрядами. В один из благополучных дней перед началом работы проводят обряды поклонения бессмертным. Затем по верхней части заготовки наносят три или семь легких ударов топором, символизируя этим привнесение в дерево трех душ хунь или семи душ по. Когда работа практически завершена, совершается обряд «вложения органов» в специально приготовлен-ную на спине идола четырехугольную нишу. Чаще всего туда помещают следующие предметы:

— канонические тексты, отражающие разум и духовность;

— зеркало, символизирующее способность бессмертного безошибочно определять добро и зло;

— календарь — для охраны благоприятной погоды;

— пять злаков — для увеличения плодородия земели;

— алойное дерево, киноварь и сандарак — для защиты от злых духов;

— пятицветные нити, отражающие полноту пяти первоэлементов;

— золото, серебро или другие драгоценности как залог достатка и благополучия;

— даосские амулеты и пепел курительных палочек, символизирующие способность кумира сотворять чудеса.

Помещение живых существ (насекомых, змей и т.д), описанное русским синологом И. Г. Барановым [3, с. 133], нами не наблюдалось.

По окончании работы проводится обряд «открытия и просветления глаз», во время которого Высокий достопочтенный сбрасывает со статуи красное полотно, отирает лик, а затем новой кистью наносит киноварь или кровь петуха на зрачки, рот и уши. Другой служитель культа, находясь вне зала, направляет зеркалом солнечный луч в глаза статуи. По представлениям даосов, именно в этот момент вновь сотворенный кумир обретает всевидящее око.

Индивидуальность изображения божеств выражается во многом языком символов. Так, у каждого из восьми бессмертных имеются свои атрибуты, по которым легко определить их владельцев. Например, бамбуковый барабанчик у Чжан Голао, нефритовая свирель у Хань Сянцзы, «железный» посох и тыква-горлянка — Ли Тегуая, волшебный меч — Люй Дунбиня и т. д. Лао Цзы очень часто изображается восседающим на буйволе, Яо Ван — на тигре, а Тай И, бессмертный спасения от бед, — на девятиглавом льве. Бессмертный Лин Гуань, как правило, запечатлен с устрашающим темно-красным лицом и тремя глазами. Поднятая правая рука его сжимает золотой бянь14, в то время как кисть левой руки сложена в магическое заклинание. Облаченный в золотые латы, он с невероятной скоростью мчится на огненно-ветряных колесах Внешность Нефритового императора символизирует власть, степенность и силу; взгляд его направлен вниз, облачение императорское, парадно-ритуальное.


--------------------------------------------------------------------------------

14 Бянь — древнекитайское холодное оружие в виде вытянутого металлического жезла с рукоятью.

Кумиры воспринимаются верующими как воплощение сверхъестественных сил. К ним относятся почтительно, даже благоговейно. Китайцы никогда не употребляют слово «купить» в отношении божества. Вместо этого в языке существует устойчивое выражение «пригласить духа» (циншэнь).

В монастырях и кумирнях перед даосскими божествами находятся постоянные подношения: курительные палочки, свечи, цветы, фрукты, вино. Во время служб к этому добавляются чай, различная еда, драгоценности, одежда.

«Культурная революция» принесла огромные бедствия стране и ее народу. Идеологический фанатизм, жажда наживы и бесчинства экзальтированной толпы привели к безвозвратным потерям произведений искусства, культовых предметов, построек, значительная часть которых имела многовековую историю. Огромное количество монастырей и кумирен было разрушено и разграблено, даосские скульптуры уничтожались бесчисленно. Часть культурного достояния даосов удалось спасти только благодаря мужеству, преданности и находчивости служителей культа и отдельных мирян. Так, известная во всем мире мраморная статуя Лао Цзы династии Тан была спасена монахами, которые на время скрыли ее в земле. Ныне она находится в столичном монастыре Байюньгуань. А на горах Цинчэншань толпы хунвэйбинов были остановлены плакатами с цитатами Мао Цзэдуна, которыми даосы закрыли большие статуи кумиров.

В современном Китае повсеместно набирает силу обратный процесс, — восстановления утраченных культурных ценностей. Многое приходится создавать заново. Так, 9 сентября 1999 г. в горах Тайшань с большой торжественностью был проведен обряд «открытия и просветления глаз» вновь сотворенным даосским кумирам. На церемонии были представлены 990 замечательных позолоченых статуй ручной работы. В июле 2000 г., в горах Цинчэншань авторы наблюдали работу группы скульпторов из пригорода Чэнду, изготавливающих храмовые статуи Трех чистейших для одноименного зала в монастыре Шанцингун. Мастера работают артелью. Подобные заказы, по их словам, поступают из разных мест провинции постоянно.

Наиболее распространенными кумирами в домах современных китайцев являются Цай Шэнь, Гуаньин, Лао Цзы. Изображения их продаются в Китае повсеместно. Ярки и красочны модернизированные алтари с божеством богатства: Цай Шэнь с золотыми лянами и фруктами освещен разноцветными электрическими лампочками, зрительное впечатление усиливается музыкальным сопровождением. Такие алтари, размером от нескольких сантиметров до одного метра, можно увидеть в ресторанах, магазинах, гостиницах, кафе и т. д. Дома статуи кумиров часто покрывают красным полотном, перед ними ртавят свечи и курительные папочки, а подношениями служат фрукты, конфеты, цветы. Выйдя за рамки узко культового обихода, изображения божеств даосского пантеона остаются очень популярными в народной среде.

Из книги "Даосизм в современном Китае" (Вэнь Цзянь, Л.А.Горобец)